минск

(no subject)

Пришли разом все авторские аж с начала ковида. "Макулатура?" - спросил курьер. И да, вижу, что комиксов я перевожу гораздо больше, чем книг (по весу так точно).



А кстати о книжках, кто жаловался, что им не хватило "Фрамлейского прихода" - "Вече" сделало допечатку, надо брать, пока и ее не расхватали)))
минск

Ботанически-переводческое, печально-осеннее

Colchicum_Autumnale_Oxford

Опять цветут безвременники, по-английски autumn crocus (свою картинку не нашла, поэтому из википедии). По-русски их тоже иногда называют осенними крокусами, хотя это совершенно разные растения (хуже того, знающие люди говорят, что бывают крокусы, которые цветут осенью, и безвременники, которые цветут весной). Из крокусов получают шафран (применяется в кулинарии и для крашения), а из безвременников - колхицин (в малых дозах применяется врачами, в больших - отравителями). И вот представьте себе каково переводчику, когда автор пишет просто крокус, причем по сюжету им и лечат, и травят, и красят. Утешаюсь тем, что это альтернативная история, в которой Фичино с Полициано сочиняют сценарий "Звездных войн", а где альтернативная история, там может быть и альтернативная ботаника.
Это была минутка рекламы романа The Dragon Waiting Джона М. Форда, который (надеюсь) скоро выйдет в "Фанзоне", и тогда я уж соберусь с силами и напишу про него подробно!
минск

(no subject)

Давно в этом журнале мышей не было. Вообще-то я месяц назад собралась с силами и почистила часть старых фотографий в жж, чтобы можно было постить новые. И с тех пор собиралась написать про все сразу - про безумный август, за который успела побывать везде, где хотелось (Нименьга - Архангельск - археологическая экспедиция под Великими Луками - петербургская фантассамблея), только везде хотелось бы побыть подольше. И про то, что Фанзон переиздает "Криптономикон" и еще у них выходит одна занятная книжка, но про нее все равно надо отдельно писать. И тут оказалось, что за время в фейсбуке я разучилась писать в жж. Буду привыкать заново, а то книжек, про которые надо рассказать, много (просто про остальные издатели еще не объявляли, но как объявят буду рассказывать). А для тренировки пусть будет фотография с мышонком полевки из ГБС (цитату из Бернса про планы мысленно припишите сами).
минск

Цветочки, или нет в мире справедливости

Одна из прелестей волонтерских дней - видишь ботсад в такую погоду, в какую бы гулять не пошел.



Collapse )

И раз я уже добралась до жж. Третья книга Мантел в типографии и скоро должна выйти.



Мантел в ней провернула штуку почти Шекспировскую. У него есть это в Хрониках, особенно в Ричарде III: вот потерявший берега временщик (должно быть другое, не жаргонное выражение, но уж очень оно тут к месту, потому что всю книгу у нас на глазах Кромвель теряет берега, даже не потому, что больше убивает, а потому что начинает открыто кичиться непомерным богатством и влиянием), и вот его уводят казнить, и это благородный человек с благородными чувствами. У Шекспира оно лучше, потому что он не подыгрывает им, как Мантел подыгрывает Кромвелю, и происходит у него все гораздо быстрее, но у Мантел тоже красиво.
минск

(no subject)

А поговорите со мной про "Доджа"? А то переводишь книгу полгода, а потом ни даже какой рецензии на лайвлибе, вапще глухое молчание.
Для затравки нашла, что написала в жж после ДОДО два года назад:

"...доформулировала, что думаю про последние четыре книги Нила Стивенсона. Как-то так: что Криптономикон великая книга, согласны, наверное, все, кто прочитал. С некоторыми оговорками это можно сказать и про Барочный цикл. Такого синтеза «про людей» и «про идеи» у него больше не было. После Барочного цикла он написал еще четыре примерно равноценных книги, в каждой из которых есть по одной составляющей того, за что мы любим Криптономикон, каждая по форме – в очень жестких жанровых рамках. Настоящий литературный критик сформулировал бы лучше, но поскольку мне волей-неволей пришлось разбираться, как это написано, можно попробовать изложить мои смутные впечатления.
Анафем – только про идеи. По форме это что-то вроде Хайнлайна того периода, когда он писал для подростков. Упрощенный язык, подростки с транспортиром против инопланетян с атомными бомбами, все такое.
Reamde – только про людей и как жизнь проверяет их на прочность. По форме – триллер.
Семиевие – только про технику. По форме что-то вроде Артура Кларка. Целые страницы описаний, как работает такая-то железка, диалоги, в которых герои объясняют друг другу отличие геоцентрической орбиты от гелиоцентрической и так далее.
ДОДО – балаган в лучших традициях романа о путешествиях во времени. Чаще всего сравнивают с Конни Уиллис, но, думаю, это не прямое влияние, скорее общие корни.
Говоря «равноценные», я имею в виду «равноценные для матери-истории» или что-нибудь в таком роде, потому что мало кому нравятся все четыре. Кого-то из моих знакомых совсем не тронул Анафем, но Reamde автор себя в их глазах реабилитировал. Мне Семиевие показалось ужасно скучным. То есть я в нем вижу то, за что люблю НС, и вижу, что неинтересное мне – не баги, а фичи, просто мне эти конкретные фичи как-то ни к чему..."

Вот теперь есть "Додж". И вроде он по всему должен быть таким же сплавом, как "Криптономикон". А почему-то мне он таким не кажется. То есть мне очень нравится все по отдельности (ну разве что пересказ Шестоднева и "Потерянного рая" длинноват). И главное, я обиделась
[Spoiler (click to open)]значит, выходит, Енох столько веков направлял мировую историю только для того, чтобы одна компания симпатичных людей могла играть в компьютерную игру, пока не погаснет Солнце?
Пока я для себя решила, что буду как толкинисты считать, что тут Профессор ошибся и на самом деле все было иначе.
минск

Заповедные железные дороги. День 2.



Второй день больше походил на традиционную экскурсию (увидеть за один день много), но все равно было хорошо. Второй отрезок узкоколейки, тот, что идет по Гуамскому ущелью, гораздо более туристический: киоски с сувенирами, шлагбаум, на котором казаки просят надеть маски, оборудованные платформы, и вагончик не один, а много, и все заполнены. И ходит поезд каждые минут сорок.

Collapse )
минск

Заповедные железные дороги. День 1.



Замечательно душевная экскурсия по узкоколейной железной дороге, которая некогда проходила через Апшеронск в Краснодарском крае, а теперь, когда в Апшеронске рельсы разобрали, оказалась разрезана на две части. Первый день - поездка по той половине дороги, которая идет вдоль реки Пшеха.

Collapse )
минск

Издательство «Эксмо»: "Падение, или Додж в Аду. Книга вторая" Нила Стивенсона в продаже

Вот и второй том вышел. И, кстати, "Пиранези" Сюзанны Кларк не знаю как в магазинах, а в предзаказе точно есть.

Вышел второй том «Падения» Нила Стивенсона. Первые две недели книга будет продаваться эксклюзивно в «Лабиринте», а затем появится и в других магазинов. Мы с Мухтаром на границе Аннотация: Ричард «Додж»...

http://fantlab.ru/blogarticle69698
минск

Издательство «Эксмо»: "Падение, или Додж в Аду" Нила Стивенсона в продаже

Ужасное испытание, когда переводишь книгу - хочется все время о ней разговаривать, а не с кем. (Хуже только, когда книгу присылают до выхода в оригинале). Но и это время когда-нибудь остается позади.

Вышел первый том «Падения» Нила Стивенсона. Первые две недели книга будет продаваться эксклюзивно в «Лабиринте», а затем появится и в других магазинах. Второй том романа запланирован на ноябрь. Аннотация:...

http://fantlab.ru/blogarticle69266
минск

(no subject)

Что надо знать о переводческих спорах. Томас Мор ругался с Уильямом Тиндейлом в выражениях, за которые на фантлабе отправили бы в вечный бан; теперь англикане соединяют их имена в одной молитве: «Всемогущий Боже, давший рабам твоим Томасу Мору, Джону Фишеру и Уильяму Тиндейлу мужество исповедовать имя Спасителя нашего Иисуса Христа перед правителями мира сего и умереть за свою веру, даруй и нам всегда быть готовыми дать отчет о нашем уповании и радостно пострадать за Господа нашего Иисуса Христа, who liveth and reigneth with thee and the Holy Spirit, one God, for ever and ever»*.
Клайв Льюис писал: «Чего нам недостает в Тиндейле, так это многосторонности, широты Морова ума; чего нам недостает в Море, так это радостной поэтичности Тиндейла. --"Кто учит орлов высматривать добычу? так дети Божьи высматривают своего Отца" -- "дабы они могли видеть Любовь и любили снова" -- "где Дух, там всегда лето" (хотя последнее, надо сознаться, заимствовано у Лютера.) У Томаса Мора мы ощущаем "дым и коловращение"** Лондона; самая поступь его фраз подобна стуку конских копыт на улицах***. У Тиндейла мы дышим горным воздухом. За всеми шутками Мора я чувствую скрытую меланхолию; за всей суровостью Тиндейла угадывается нечто вроде смеха -- смеха, о котором он говорит как об идущем "из нижних глубин сердца". Однако их не следует противопоставлять как соперников; их войны позади. Всякому разумному человеку нужны оба; они почти что полюса, между которыми здесь, в Англии, существует человеческий разум – дополняющие друг друга, как Джонсон и Шелли или как Коббет и Блейк".

---
* вот это у меня не хватает таланта/квалификации перевести, но слова из Книги общих молитв, то есть тут присутствует еще один мученик за веру и одновременно создатель английского литературного языка -- Томас Кранмер.
** Джон Мильтон, Комос. (в переводе Корнеева - "Над мрачною и суетной планетой,/ Зовущейся Землею у людей")
*** the very plodding of his sentences is like horse traffic in the streets - не получается пока дотянуть перевод, думаю.